Наши в Chicago GBS

В: Какой у тебя образ был в эссе?


Володя: ну, такой, романтический. Можно даже немного поиграться на гране приличия. Можно вспомнить какие-то мелкие детали, но все это с привязкой к теме – лидерство, например. Не надо бояться показать себя настоящего – мне это очень помогло в Chicago. Большинство моих эссе были не о работе, а о личных делах.

В: А, вообще, какой-то типичный образ студента есть?

Володя: даже не знаю. Думаю, этого и не нужно. Конкретного образа студента бизнес-школы нет – каждой нужно подыгрывать, у этих – то, у других – другое. Harvard лидеры нужны, Chicago сейчас сильно бьют на поэтическую сторону, потому что у них имидж заучек.

В: Кажется, в одном из эссе был вопрос о тотеме нового парка Chicago. Что ты выбрал?

Володя: я выбрал ворона. Почему это удобно? У ворона много значений в мифологии, и каждое из них я привязывал к школе. Опять же, нужно серьезно к этому относиться – к стилю, содержанию, и того же ворона представить красиво. Я писателем никогда не был, но тут пришлось.

В: Почему именно Chicago?

Володя: бытует мнение, что там все заучки — может быть, но в остальном… прекрасная программа и предметы на выбор. Ну, и на сколько я слышал, они не заносчивые. Большинство школ mighty 7 страдают излишним комплексом «полноценности», а в Chicago вроде не так.

В: Что-то интересное происходило в процессе поступления?

Володя: наверное, что-то было – сейчас уже и не припомню. Эссе одних школ в другие школы не отправлял, но помню, как не мог купить доллары, чтобы положит на карточку для отправки документов в Wharton, потому, что шла революция. Зато теперь, когда я поступил, есть о чем поговорить, например, с девушками. Это им нравится, особенно тем, которые работают и тоже хотят поступать.
В: Что ты планируешь делать после выпуска?

Володя: Вообще надо было бы поработать годик-два на Wall Street, потому что такого опыта, как, например, в Goldman, не получишь нигде. Ехать потом в Украину – это тоже самое, что приехать из какого-нибудь Конотопа в учиться в Киев и потом вернуться назад. Потом — отдать кредит и основать свой бизнес. Я не хочу много работать и никому не советую много работать. Надо собой заниматься, собственным развитием, семьей и так далее. Мой бизнес будет финансовый или hedge found какой-нибудь, хотя сейчас трудно говорить. Хочу чего-то глобального, международного масштаба.

В: Чего ты ожидаешь от бизнес-школы?

Володя: да много чего. Я даже на столько много ожидаю, что не могу сказать конкретно. Глобально – просто повышения общего уровня, «печать» такую на лоб или на еще какое-то место. Подтверждение нужно обязательно. Кто бы что не говорил, а все мы живем в мире стандартов. Где ты учился, сколько у тебя денег – все важно. У нас обращают внимание на мобилку, в Америке – на дома.

В: Не планируешь учиться дальше?

Володя: нет. Моя цель — поменьше работать, а не побольше учиться. Это правильная и конечная цель, просто нужно правильно планировать свои шаги к ней. Нужна ли MBA? Конечно, нужна. Это вопрос такой же странный, как вопрос о том, нужно ли делать свой бизнес. Можно работать за тысячу долларов, а можно то же самое делать за десять.

В: Что бы ты посоветовал поступающим?

Володя: Если ты пошел работать в бизнес, то на MBA идти надо — это факт. Кроме того, что я уже сказал, нужно просто хотеть. Это все равно как с девушкой: за школой нужно ухаживать, показывать, что тебе это интересно. Если школа увидит, что тебе все равно, то в лучшем случае тебя отправят на wait-list. Нужно писать им письма, посещать их ярмарки – то есть ухаживать. Потом важны все детали: GMAT, TOEFL, эссе, интервью. Ко всему нужно найти свой подход. Я читал очень интересную книгу: о том, как артисты проходят интервью, какие упражнения они делают для лица и тела перед интервью. Это пример того, как далеко можно зайти.



Оставить отзыв