Из голодающего поэта в богатенького Буратино

Привет! Меня зовут.. Хотя, это совсем не важно, начну по-другому. Здравствуйте! У меня есть секрет: я привык быть поэтом. Не волнуйтесь, теперь я не просто поэт – у меня есть еще иMBA. Давным-давно я был другим, неприхотливым: зарабатывал $32,000 в год и радовался жизни.


Раньше мне было действительно хорошо. Я жил беззаботной жизнью, в голове и мысли не было о деньгах. Квартира у меня была в забитом районе, еще был старенький мотоцикл и изношенная кожаная куртка. Я мечтал о вдохновении, девушках в кожаных штанах и парочке бутылок вина за $8. Мой мир состоял из чувств и слов, там не было места денежным знакам.

Конечно, трудно выжить, будучи поэтом. Скажу даже больше, это невозможно. Поэтому я подрабатывал редактором в представительстве одной фирмы, где вся моя работа ограничивалась написанием двух-трех предложений в настоящем времени. Когда это стало просто невыносимым, я нашел грант для культурных организаций. Тогда я сказал себе, что должен подойти к этому занятию серьезно: ведь что может принести обществу больше пользы, чем культура? И что может быть более благородным, чем продление жизни творениям Джексона Поллока и Френсиса Скотта Фицджеральда? Да, это было благородно, но вместе с тем, очень напряженно. Некоторые организации умудрялись работать с минимальным бюджетом и выпускать действительно стоящие книги, большинство же – тратили огромные деньги на то, чтобы штамповать никому не интересные романы. Нашей главной проблемой было элементарное отсутствие знаний маркетинга. Однажды я имел неосторожность пожаловаться на это своей подруге, на что она сказала: «А почему бы тебе ни поступить в бизнес-школу»? Я рассмеялся. Но через пару дней я всерьез задумался: может,c MBA я смог бы работать эффективнее? В крайнем случае, я смог бы лучше вести переговоры. Еще через пару дней я занялся. Можете представить, как это было ужасно для меня, поэта?

К моему величайшему удивлению, никому не нужному диплому магистра в американской литературе, а также посредственным GPA и GMAT меня приняли в пять топовых школ. Оказывается, школы просто искали студентов, планирующих заниматься недоходным менеджментом. Одним из таких студентов оказался я, который умудрился написать в эссе про благотворительные организации.

На первой же неделе обучения я почувствовал, что обречен. Конечно, мы изучали недоходный менеджмент, но огромное количество других предметов меня просто убивало. С другой стороны, мне понравилось играть в игры, где я был директором то Coca-Cola, то AT&T. Странно, но преподаватели меня хвалили, а студенты уважали. Впервые в жизни меня окружали умные и прагматичные люди, на уме которых были одни лишь только деньги. Хотя, они как раз таки не могли пожаловаться на бедность — большинство из них проработали по несколько лет в больших корпорациях. Бизнес-школу они считали некой волшебной палочкой, которая способна обеспечить билет в жизнь, полную миллионов, славы и успеха. Я сильно отличался от них. Хотя, я с нетерпением ждал, когда же начнется летняя практика: было интересно, смогу ли я зарабатывать деньги, ведь я всегда планировал быть бедным.

Однако в реальном мире, за пределами школы, все оказалось не так-то просто. В феврале я занялся поиском фирмы, в которой можно было бы пройти летнюю практику. То, что недоходных организаций в списке не было, я понял уже через несколько дней. Я решил выбрать развлечения и масс-медиа, все-таки это хоть как-то соотносилось с литературой.

За несколько месяцев я насмотрелся на несколько десяток вежливых улыбок и услышал не один отказ. Я всерьез начал подозревать, что со мной что-то не так. Несмотря на то, что я подстриг волосы, снял серьги из ушей и носа и сменил рваные джинсы и кожаную куртку на приличный костюм, меня не хотели брать на работу! Я позвонил одному более ли менее дружелюбному рекрутеру, с которым познакомился в кампусе, и спросил, в чем же причина постоянного отказа. Он посоветовал поставить в рекомендательное письмо «жирную» подпись какой-нибудь корпоративной шишки. Знаете, сработало. Через несколько дней я каким-то чудом оказался в медиа-конгломерате. Потом меня осенило: я попал в племя! Его представители разговаривали на одном и том же языке, одинаково одевались, были похожи друг на друга, делились манерностью и схожими взглядами и, как в любом племени, относились настороженно к чужакам. Моя версия о племени подтвердилась, когда мои коллеги и я выполняли проект по телекоммуникационному бизнесу Азии. Нам нужно было собрать много информации, которой владели только менеджеры определенных фирм. Они никогда не отказывали, тратили на нас кучу времени только потому, что мы были членами племени.

Следующим выводом, к которому я незамедлительно пришел, было то, что бизнес-школа способна одарить тебя преувеличенным чувством собственной значимости. Наивное чувство появляется сразу же после летней практики, особенно если последняя прошла успешно. Восхищение собой усыпляет. С ним, как и с любовью, нужно быть осторожным, иначе окончишь тем, что будешь распинаться на интервью о том, как ты хотел работать в энной компании.

Не думайте, мои умозаключения не отрывали меня от поэзии, к которой я все еще планировал вернуться. Однако я попробовал капитализм, это блюдо мне понравилось, и я хотел доесть его до конца. Я направил свои силы и идеи в русло консалтинга. Конечно, я сразу почувствовал, что это не мое. Долго себя уговаривал и в итоге купил себя тем, что торжественно пообещал: после того, как стану миллионером, пожертвую кругленькую сумму в какую-нибудь благотворительную организацию.

Поскольку я уже стал членом племени, предложений работы было достаточно. Я чувствовал себя принцем, у которого множество поклонников (и поклонниц, что тоже немаловажно). Из всех корпораций я выбрал Ну Очень Большую Фирму (дальше – просто НОБФ), которая расположилась на западе страны.

Они действительно хотели меня заполучить. Посылали мне записки, конфеты, шампанское. Один парень даже звонил несколько раз. Если честно, такое внимание меня поразило и даже обрадовало – все-таки приятно, что тебя так ценят. В конце-концов я согласился. Работа была напряженная, но очень интересная.

Больше всего мне запомнился один из званых обедов в Сан-Франциско. Собрались все шишки НОБФ и на наш столик заказали три бутылки супер-дорогого шампанского. «Начинается твоя настоящая жизнь, на широкую ногу», — пронеслось у меня в голове.

Потом была Япония, где я, зеленый MBA, давал советы гуру бизнеса. Потом – еще много разных поездок и проектов, из которых больше всего мне запомнилась Швеция. Из-за визового режима нам нельзя было оставаться в стране больше, чем на неделю. Мы объездили все соседние страны, при этом, счета оплачивала другая сторона.

Эйфория и растущая уверенность в себе заставила меня покинуть НОБФ. Я ввязался в рискованный проект, который вскоре погорел также стремительно, как и начался. Мне предложили другое место работы, я согласился. Дела не шли, я чувствовал, что мое Я куда-то испаряется, а на его место приходит что-то чуждое мне и моим близким людям. В довершение ко всему, босс был самым настоящим самодуром. Иногда дело доходило до сущего абсурда: кампания несла убытки, а он платил бешеные деньги строителям, которые передвигали стены его кабинета на 18 сантиметров. В один прекрасный день я взял свой ноутбук и сказал: «До свидания».

В тот день я понял, что бизнес не может заменить поэзию – это все равно, что изменить себе, предать, отречься от родного человека. Но я совсем не жалею, что получил MBA. Бизнес-школа сильно изменила меня, точнее мое мировоззрение. Я стал понимать многие вещи и события, которые раньше казались для меня фантастикой, я знаю, как принимать решения, как проводить переговоры и так далее и тому подобное. Теперь я не представляю, как без всего этого я жил раньше. Сейчас я путешествую по миру со своей новой женой. Куда подамся потом, не знаю. Скорее всего, организую свой бизнес или стану одним из топ-менеджеров какой-нибудь культурно-развлекательной организации. А пока я пишу для одной маленькой газетки.

поэт, у которого есть MBA



Оставить отзыв