INSEAD на распутье

В начале этого года в кампусе INSEAD что в Fontainebleau, немецкие MBA студенты сорвали занятия, захватили главную сцену на кампусе, обступили ее, начали громко петь песни, кричать и буянить. Однако не стоит беспокоиться, это не сводка криминальных новостей. Китайские студенты скоро сделают тоже самое. Это регулярный ритуал для студентов различных национальностей. На протяжении  одной недели они должны представлять в комичной форме свою культуру, песни, обряды.


Потребность в менеджерах и донорах
Такая живая мультикультурная обстановка – одна из отличительных особенностей европейской бизнес-школы INSEAD. Студенты класса 2003 года приехали из 67 различных стран. Только половина студентов бизнес-школы приехала из Европы. Соответственно, около половины студентов в Сингапурском кампусе приехала из Азии. Однако стоить отметить, что в классах всего 13% студентов из Северной Америки.  И не смотря на то, что в целом рынок бизнес образования сейчас находится не в лучшем состоянии, бизнес-школе INSEAD все же удается держать количество аппликантов на высоком уровне.  Однако руководство школы очень хочет увеличить количество американцев, т.к. они все же еще составляют самую большую в мире аудиторию «любителей» бизнес образования.


Как правило, в этом деле репутации школы не всегда самый главный фактор — (INSEAD заняла 4 место в рейтинге бизнес-школ составленный Financial Times). А вот расположение школы – один из решающих факторов: школа расположена в тихом городке Fontainebleau, что в 40 минутах езды от Парижа на поезде.
Кампус, преимущественно построенный в 50х годах, представляет собой олицетворение того что «ничто не вечно под луной». Другая проблема для школы – это ресурсы, которыми располагает школа. В то время как пожертвования бизнес-школе Harvard составили 1.3 млрд. долларов, INSEAD получил всего 60 миллионов. Кроме того, несмотря на то, что цена за MBA программу для руководителей (executive) была умеренной ?85,000 ($106,233), в результате постоянного удорожания евро относительно доллара, цена становиться отрицательной стороной школы. Более половины группы executive MBA покрыли свое обучение средствами компаний, в которых они работали, однако школе нужно считаться с тем, что компании могут потерять желание (или возможность) платить в евро.
У школы есть и много положительных сторон. Сингапурский кампус школы, который открылся в 2000 году, нанял около 80 % новых членов преподавательского  состава. Интеграция была очень болезненной, говорит Soumitra Dutta, руководитель executive MBA,  но все преподаватели Сингапурского кампуса всеже стали членами единой структуры INSEAD, как впрочем и все студенты.
Студенты проходят свое обучение в двух местах – в Сингапуре и Fontainebleau (Франция). Во Франции INSEAD создала два центра для студентов executive программ – по развитию лидерства, а также изучению бизнес деятельности. Новое здание, где будут разрабатываться курсы для executive программ, откроется этим летом.
Но для того чтобы быть привлекательным для обоих рынков, как Американского так и Европейско-Азиатского нужно нечто большее чем просто новые здания или программы.

В отличии от большинства известных топвых бизнес-школ Америки, которые выросли из университетов, INSEAD начала свою деятельность, как независимая школа (хотя все же была помощь от Harvard). Сначала школа фокусировалась на преподавании, а в конце 90х переориентировалась на исследовательскую деятельность, создав для этого специально 4годичную PhD программу. Также руководство стало нанимать больше профессоров с акцентом на исследовательскую деятельность.
Этот подход, широко используемый в США, довольно несвойственен Европе. Например, в бизнес-школе IMD (Щвеция), конкурента INSEAD за европейских студентов, профессора решают сами, что им нужно делать – акцентировать свое внимание на исследованиях или преподавательской детальности. Один из профессоров говорит: «то, что я рассказываю в классе менеджерам – это 95% моей исследовательской работы. Кроме того, менеджеры сейчас более хорошо знаком с бизнес-литературой чем 20 лет назад. Следователь все ожидают, что профессор придет в класс новыми данными, полученными в результате исследований».
Так как же развивается сейчас INSEAD?
В школе с не очень большой благотворительной помощью, очень многое зависит от ситуации на рынке. Господин Dutta, руководитель приемной комиссии школы, говорит, что почти 65% дохода INSEAD приходит от executive образования. Кроме того, существует тенденция к переходу от групповых, коротких программ, к «кастомизированым» программам, разработанных для каждого студента. Кроме того, школа планирует развивать свое партнерство с бизнес-школой Wharton и направлять свой преподавательский состав на повышение квалификации в данную школу.  У школы также есть очень большие планы относительно покорения новых для нее рынков  Китай и Индия. Также одной из положительных тенденции школы, становится тот факт, что американские школы все чаше нанимают преподавательский штат INSEAD  для работу у себя.

The Economist Global Executive



Оставить отзыв