Студенты full-time: связанные по рукам и ногам

После кризиса 2002 года, когда стремительно MBA приближалась к своему концу, никто уже не надеялся, что программа станет снова популярной. Недавнее исследование Graduate Management Admissions Council (GMAC), рассмотревшее 238 программ, вынесло свой приговор: среди двухгодичных программ в 2004 году 78% испытывало нехватку студентов по сравнению с 2003 годом и только у 16% наблюдалось увеличение количества студентов.
Среди программ, длящихся один год, у 68% были трудности с количеством студентов. Интересно, что с программами EMBA происходили прямо-таки противоположные чудеса. Три четверти программ отметили либо стабильное положение, либо резкий подъем желающих пройти обучение.



Нехватка студентов может объясняться демографической ситуацией. Число людей, наиболее подходящих для обучения в бизнес-школах по возрастному критерию (25 лет -34 года) неуклонно уменьшается.
Например, в США количество населения в возрасте 25-29 лет в 2000 году упало на 5,4% по сравнению с 1995. Увеличение на 2,6% ожидается только к концу 2005 года. Количество же людей в возрастной группе от 30 до 34 упадет на 10%.
В Западной Европе ситуация с потенциальными студентами еще драматичнее. Однако такая ситуация, по идее, не должна быть постоянной. Общее количество степеней магнистор, полученных в США, по прогнозам специалистов возрастет до 491, 000 к 2011 году. MBA – вторая по популярности магистерская степень, которая уступает только магистру образования.
Демографическая ситуация совпала с двумя другими факторами, которые серьезно угрожают full-time MBA. Во-первых, увеличение стоимости проживания, что в особенности касается иностранных студентов.
Поступающие из Китая и Индии – традиционно наиболее крупных потребителей американского MBA – с каждым годом отмечают, что им становится все труднее и труднее обеспечить себя в США. Именно поэтому около четверти программ почувствовали на себе уменьшение количества заявок от китайских студентов и около 16% программ – индийских.
Во-вторых, ужесточение визового режима привело к тому, что студенты подавали свои документы куда угодно, только не в американские школы. В Queen’s University, например, в 2000 году четверть студентов были иностранцами. В 2003 году их количество увеличилось на 53%.
Практически все школы отмечают, что держатся на плаву и постепенно начинают снова процветать только благодаря иностранным студентам.
Ситуация с американской MBA также не безнадежная. Заметный подъем экономики, который привел за собой увеличение количества рабочих мест для потенциальных MBA, не мог остаться незамеченным. Однако теперь студенты не такие наивные и доверчивые, как раньше. Они справедливо полагают, что цена американского MBA слишком велика при условии, что процесс поиска достойной работы может занять достаточно длительное время.
Именно поэтому растет популярность part-time программ. Они позволяют сохранить работу и, при этом, получить не менее качественное образование.
Кроме того, программы part-time являются крайне привлекательными для женщин. У них, обычно, меньше опыта работы, они не так рвутся вверх к заветному креслу «главного», да и наличие семьи может существенно умерить пыл.
Девид Уилсон, исполнительный директор GMAC, отмечает, что у программ full-time и part-time разные цели. Первые хотят кардинально поменять свою карьерную траекторию, вторые – усовершенствовать свои умения и знания для определенной сферы, в которой они уже успешно работают.
Конечно, рискуют больше студенты full-time, которые залезают в долги и остаются оторванными от рынка труда в течении двух лет. Преимуществом же студентов part-time является потенциальная возможность заставить своих работодателей оплатить затраты на обучение.
Итак, трудности с набором студентов на программу full-time — долгосрочная перспектива. Гибкие программы part-time, рассчитанные широкую аудиторию начиная от мужчин исполнительных директоров и заканчивая различными меньшинствами, набирают обороты.



Оставить отзыв