Встречный курс

Обсуждаем вечный вопрос: кто как устроился после выпуска?


Аджит: «Я основал собственную компанию, мы помогаем живущим в США индусам поступать в американские колледжи».

Шон: «А я поднял фонд с объемом $40 млн. для инвестирования в компании mid-market. Живу в Нью-Йорке, скупаю компании для фонда. Я, кстати, его СЕО».

Гаетан: «Я в Boston Consulting Group, работа достала, сижу в офисе до самой ночи. А должность такая, что ее даже на визитке не пишут: просто фамилия и имя. Ну ничего, поработаю пару лет, наберусь опыта и связей в консалтинге и перейду куда-нибудь. А что с Германом?»

Рафа: «Да он же в Lehman! Я его видел на Рождество. Когда спросил про работу, он даже расстроился: лучше не спрашивай, за полгода не было ни одного выходного, выжимают все соки!»

Я: «А Динара хотела в «нефтянке» работать, искала место в Вашингтоне. Но передумала и основала фонд по инвестициям в distressed debt in China, через свои связи нашла инвесторов, теперь ее все хедж-фонды знают. Молодец!»

Кто, где и чего добился, продолжаем обсуждать во время обеда на газончике бизнес-школы. Джефф: «Я в энергетике работаю, управляю электростанциями. Довольно интересно — в этой области мало МВА, менее острая конкуренция за мозги».

За соседними столиками сидят выпускники, которые окончили Стэнфорд пять, десять лет назад. Очень солидные, с женами и детьми, — неужели скоро и мы будем такими же? Будем-будем, куда денемся! Вот любопытный момент, проясняющий, какие темы и проблемы выпускники обсуждают на reunions (согласно журналу Stanford Business). Те, кто выпустился пять-десять лет назад, поначалу говорят о бизнесе и достигнутых успехах — о неудачах предпочитают не распространяться. Позже начинают делиться и негативным опытом.

Те, кто окончил школу 30-40 лет назад, обсуждают баланс жизни и работы, семейные проблемы- подготовку к выходу на пенсию. Ну а те, кто дожил до 50-летнего юбилея выпуска, становятся членами специального клуба, рассуждают о полученых уроках жизни, игре в гольф… Так что мы пока совсем юные выпускники!

После обеда все разбредаются кто куда. Благо, выбор обширный: спортивные игры для семей с детьми, вечеринки, hiking & jogging around the Dish (Dish — знаменитая холмистая местность недалеко от Стэнфорда, названная в честь самого большого радиотелескопа, установленного там же, и обожаемая любителями бега трусцой).

Я решаю отправиться на «русскую вечеринку», устроенную россиянами, оставшимися в Калифорнии, — по-английски она называется baby shower — американская традиция праздновать приближение рождения ребенка. Пикник в одном из национальных парков не обманул ожиданий и вызвал к жизни немало воспоминаний: пиво и водка по-прежнему льются рекой, студенты обсуждают поиск места для летней стажировки, выпускники — последние поездки в Москву и что-то типа «наверное, там лучше, чем здесь». Вечером у нас прием в «Шваб» (полное название — Schwab Residental Center). Это «скромное» студенческое общежитие тянет похоже на хорошие премиум отели — бассейны, пальмы, патио. А построено оно на деньги Чарльза Шваба, основателя одноименной брокерской компании. Знаменито тем, что до 70% первокурсников живут там, поэтому у выпускников с ним много воспоминаний. Даже в программе геипюп было указано — «Выпуск 2004 года на этот вечер вернет себе права на «Шваб».

Прием весьма официален (business causial, местами деловые костюмы и вечерние платья, таблички на столах, официанты), но проходит, что называется, в теп¬лой и дружественной обстановке. Шквал восторгов вызывает слайд-шоу в стиле «до и после». Наши прошлогодние занятия, вечеринки, а потом — встречи в разных странах, выпускники на ра¬боте, на отдыхе. Зал просто визжит при виде каждой новой фотографии со знакомой физиономией!

Под хорошую порцию шампанского и виски обсуждаем и личную жизнь, и работу: «А почему бы нам не сделать совместный бизнес Китай-Россия? Давай завтра встретимся, обсудим. У нас ведь все похоже: покупаешь завод с территорией, реструктурируешь и получаешь хороший доход…»

Воскресенье. Встретился с одним из русских первокурсников, Иваном, посидели в ресторане Cheese-cake Factory в Пало Альто. Предложил ему пройти летнюю стажировку на одном из наших предприятий. Нам нужны выпускники Стэнфорда — как же без этого!

После этого встретились с Денисом, который выпустился на год раньше меня (он остался в Калифорнии, работает в BCG, пошли гулять по Стэнфорду. И конечно, не могли не зайти в Stanford Bookstore, который неизменно впечатляет огромным выбором бизнес-литературы! Минус $500.. На вечер съездили в Хав-Мун-бэй — совершенно замечательное место на побережье — и погуляли по гольф-лугам отеля Ritz, по¬пили кофейку с десертами, полюбовались закатом и поехали обратно в Пало Альто на ужин с русским коммьюнити Стэнфорда.

Понедельник. Во время ланча встретились с Андреасом, знаменитым своим плейбойским поведением (сейчас он работает в Германии), и Томасом (он из Дании, но после окончания школы живет в Калифорнии. а работает в Силиконовой долине). Томас убегает сразу после десерта: работа. работа! А мы с Андреасом, будучи свободными пташками, решаем прокатиться по побережью, чему и посвящаем вторую половину дня. Два часа едем на север по дороге Pacifica вдоль океана к заповеднику. По сравнению с плотно заселенной южной Калифорнией контраст разительный: нетронутая природа, туманы, маяк, скалы, коровы на лугах, подплывающие к берегу киты, ветер в лицо, яркое солнце ( я даже обгорел немного).

Вторник. Снова чемоданы, самолеты, таможенники. Пора домой — дела не ждут — нужно дальше двигать бизнес. Ведь главное, чему учили, — Change Lives, Change Organizations, Change the World!

Павел Хохряков



Оставить отзыв