В Wharton из Луганска

Жизнь до MBA


История начиналась около 28 лет тому назад в городе под названием Луганск. Там я учился в специализированной школе с английским уклоном, там же в 1994 году поступил в Луганский пединститут на новый факультет – романо-германской филологии. Экзамена было всего 2 – устный и письменный английский. Я успешно справился и… прошел последним. Именно под моей фамилией в списке начертили красную линию, под которой оказались те, кому не повезло.

Конечно, мне хотелось учиться в Киеве на факультете военных переводчиков в Военном институте при университете Шевченко, однако, увидев состав группы в пединституте, я понял, что не так все и плохо – кроме меня и еще одного парня все остальные оказались представительницами прекрасного пола. Полноценно насладиться всеми прелестями обучения мне не удалось – я начал работать по специальности уже после 1 курса. Кстати, еще одно преимущество пединститута перед факультетом военных переводчиков – там мне вряд ли удалось бы заниматься несколькими делами одновременно. Я пробовал заниматься и бизнесом, однако тогда его успеху помешал «дефолтный» 1998 год.

После окончания я стал преподавателем в Восточно-украинском национальном университете. Снова окунулся в студенческую среду, но уже с другой стороны «баррикады». Студенты оказались почти моими ровесниками, поэтому преподавание проходило весело. Тут-то снова проявилась моя характерная черта: стало скучно заниматься одним делом.

Однажды я абсолютно случайно увидел статью в местном издании. В ней шла речь о курсах валютных дилеров. Стало интересно — как и прежде, мне хотелось быть независимым, а зарплаты преподавателя для реализации этой цели явно не хватало. На курсы я решил не ходить: цена не устраивала, да и перспектива открывать премудрости валютного дилерства в группе не казалась радужной. Альтернативой оказалась … университетская библиотека. Регулярные походы туда помогли сначала освоить курс экономики, а потом и изучить рынок акций. Было интересно, но бесперспективно – я прекрасно понимал, что таким образом многого не добьешься.

Так созрела идея получать второе высшее образование и поступать на факультет финансов в тот же Восточно-украинский университет. После года обучения мне улыбнулась удача – появилась возможность стажироваться в банке. Наверно, целеустремленность и работоспособности дали свои результаты – через несколько месяцев я получил работу в кредитном отделе Украинского Коммунального банка. Работа была интересная: программы индивидуального кредитования, которые оказались достаточно новыми для украинского рынка.

Знакомство с MBA

Может, кто-нибудь другой и остановился бы на достигнутом. Может, остановился бы и я, не попадись мне в руки статья о MBA. Прочитав ее, я понял, что именно MBA и есть той прекрасной возможностью получить необходимые знания, которых так не хватало для реализации глобальных планов. Идея не давала покоя, и уже 3 января я отправился на работу. Покопавшись в Интернете, получилась неплохая подборка информации о программе, не хватало «маленькой» детали: вопрос о том, как поступить в бизнес-школу, оставался открытым.

Время шло, я возглавил подразделение дилинга, что было наиболее приближенной сферой к тому, чем бы я хотел заниматься в дальнейшем. Работа отдела шла успешно,
представление о том, что и как происходит, было, не хватало лишь той «широты», которую могла дать MBA.

Первым препятствием на пути к бизнес-школе оказался GMAT. В 2002 году литературы с рекомендациями, как успешно сдать тест, было, мягко говоря, немного. Мне помогал Kaplan, который справедливо считается «Библией» GMAT.

С математикой возникли сложности — я, как-никак, гуманитарий. Однако не решаемой проблемы нет. Преподаватель математики плюс настойчивость – равно успех. А вот с вербальной секцией меня ждал «сюрприз». Специализированной школы, факультета романо-германских языков и приличного опыта работы оказалось недостаточно. На помощь пришла, как водится, настойчивость.

Я решил, что полгода «раскачки» — то есть, знакомства с тестом, хватит, пора переходить к настоящей работе. Первым делом я изменил свой режим дня: подъем в 5 утра, отбой – в 21.15. Таким образом, на GMAT приходилось 4 часа в день. Были ли исключения? Почти нет: праздники и выходные на время исчезли.

Заниматься я решил серьезно. Помогал Интернет, в котором появился gmatclub, и само осознание того, что MBA получить все-таки хотелось. Соблазн пойти на встречу лени, конечно же, был, но выбор был сделан в пользу MBA и GMAT, поэтому все остальное автоматически становилось на второй план.

Так прошел год. В июне 2003 года я решил протестироваться на PowerPrep. Результаты оказались достойными – 680-690 баллов. По идее, на реальном тесте можно было рассчитывать на все 700.

GMAT, GMAT и еще раз GMAT

Я собрался в Киев. Остановиться решил у товарища и перед «великим днем» экзамена собирался немного отдохнуть – что-либо учить уже не имело смысла. Впрочем, в последствии оказалось, что намерение отдохнуть также отказалось бессмысленным.

День прошел достаточно бурно – сказались новые впечатления от столицы. Вечером, я по привычке решил отправиться спать в 21.15. Не прошло и четверти часа, как зазвонил телефон. Голос в трубке попросил Славика, разочаровался, когда услышал, что Славика нет, и, не дав мне шанса на протест, пообещал перезвонить позже. Я попытался заснуть, однако позже, а именно в 11, как и было обещано, позвонили еще раз. На этот раз Славика также не оказалось – он пришел двумя часами позже. Заснуть мне удалось часам к 3. В итоге, результат теста оказался посредственным – 640. Интересно было процентное соотношение: математика 80%, вербальная секция – 60.

Поскольку я не отношусь к категории тех, кто опускает руки, я принялся за подготовку снова. Работа в банке продолжалась, и вместе с ней продолжался «разбор полетов» GMAT.

Примерно через пол года, на второй попытке я решил исправить былую ошибку и выспаться перед тестом. Гостиница «Братислава» казалась прекрасным для этой цели местом. Я прогулялся по вечернему Киеву, вернулся в номер и, по привычке, отправился рано спать. Однако в 11 вечера на стоянке в чьей-то машине сработала сигнализация. Все бы ничего, но заснуть снова помешал шум в самой гостинице – кто-то в нетрезвом состоянии настойчиво пытался найти свой номер. Моей злости не было предела, однако даже тот факт, что мне удалось ее выпустить, не помог заснуть снова. Итог был предсказуемым – 640 баллов. При этом, процентное соотношение изменилось мало: математика 80%, вербальная часть – около 67.

Радовало то, что с TOEFL все прошло гладко. С первой попытки я сдал на 280 баллов. Однако это дела не меняло. Я стоял перед выбором: либо пропустить год, либо все-таки попробовать подать документы. Выбрано было последнее.

Список школ возглавила Tuck – небольшая школа с акцентом на общий менеджмент и так называемые soft-skills. Далее шли Rochester и Boston College. Тем временем, ожидая результата, я переехал в Киев и начал работать в банке «Даниель», а несколькими месяцами позже – в иностранной компании. Кстати, на работу в компании я тоже попал случайно – просто познакомился с иностранным бизнесменом в библиотеке.

Результат был неплохим, однако, не отличным: Tuck и Boston – waiting list, Rochester – положительный ответ и стипендия, покрывающая 40% стоимости обучения. Этого оказалось недостаточно – ведь остальную сумму пришлось бы оплачивать самостоятельно. Возможность получения более значительной суммы рассматривалась только при условии повторной сдачи GMAT.

Из Tuck пришел ответ с пояснениями причин отказа. Их оказалось 2: слабые эссе и, конечно, GMAT. Интервью и рекомендации оказались более чем достаточными для поступления. Таким образом, мне предстояло за 1 месяц всего-ничего написать эссе и пересдать GMAT так, чтобы процентное отношение вербальной секций оказалось немного выше.

Готовиться было немного легче – все происходило дома. Да и искать, где остановиться перед экзаменом не нужно было. Несмотря на это результат оказался не таким, на какой я рассчитывал: 650. Правда, процентное соотношение изменилось: математика осталась неизменной – 80%, а вербальная часть подтянулась до 76. К вопросу эссе я решил отнестись серьезно и попросил помощи у носителя языка, который специализировался на так называемом creative writing.

Ответ бизнес-школ не был удовлетворительным: Tuck отказал в приеме, а Rochester – в дополнительном финансировании. Выход оставался один: подготовиться к GMAT еще раз.



Оставить отзыв